December 18th, 2015

Барт

Медицинская мафия Израиля



Часто мы встречаем объявления о сборе денег на лечение в Израиле. Считается, что медицина в этой стране шагнула далеко вперёд по сравнению с другими государствами, особенно в области онкологии, поэтому для многих поездка в Израиль – это действительно шанс. К сожалению, кроме медицины в Израиле развелось огромное количество жуликов, которые паразитируют на человеческом горе.

На днях мой знакомый из Украины, Тарас Трояк, раскрыл схему работы посредников между пациентами и клиниками в Израиле. Он выяснил, на что в действительности уходят средства больных и сочувствующих, которые пожертвовали свои деньги, откликнувшись на объявления в соцсетях.

На самом деле, всяческих посредников можно и нужно избегать, а корни их успеха кроются в неизбывной русской лени. К такому выводу мы пришли с Антоном Носиком, обсудив с ним эту историю. Подробнее читайте в конце поста.

Далее – текст Тараса Трояка:

В мае 2015 года моя сестра Оксана заболела редким типом рака. В Украине не могли поставить правильный диагноз, только разводили руками, а знакомые посоветовали обратиться к израильским специалистам – мол, их медицина в этой области одна из самых передовых.

Думаю, вы и сами не раз сталкивались в интернете с рекламой израильских клиник на русском языке, которые обещают сотворить чудо с тяжелыми онкобольными. Однако того, с чем мы столкнулись на Земле Обетованной, я никак не мог ожидать, и в это до сих пор многие не могут поверить.

Пытаясь выяснить, как происходит лечение, и какие шансы у моей сестры, я провел расследование и задокументировал всю работу клиники на Google Glass, фактически раскрыв схему работы медицинской мафии в Израиле.



Как все было? Collapse )
BW

Украинец дядя Игорь

 Дядя Игорь, младший брат папы, женился на украинке тёте Свете и всю жизнь прожил в Киеве.
Папа тёти Светы был очень известным врачом-гинекологом. Он оставил большую квартиру на Пушкинской улице рядом с Крещатиком в наследство её сестре, а тетя Света и дядя Игорь всю жизнь вертелись в маленькой комнатке с кухонькой. У них рос сын Сашка, мой двоюродный брат.
Подвижный и жизнерадостный дядя Игорь работал заместителем директора фабрики швейных машин. Он всегда мог достать машину или запчасти, то есть в советское время считался уважаемым и обеспеченным человеком.
Я приехал к нему в гости перед развалом СССР. Ни с того ни с сего дядя Игорь завёлся:
— Да пора Украине отделяться. Хватит вас, москалей, кормить!
— Стой-стой, дядя Игорь, а ты-то вообще, какое имеешь отношение к Украине? Спишь с украинкой — и что, тоже стал украинцем? — спросил я.
— Да если не мы… Да мы вас…
— Понятно всё с тобой.
В следующий раз я навестил дядю Игоря в середине 90-х годов через несколько лет после отсоединения Украины. Застал его за пришиванием подошвы одного ботинка к другому.
«Я, — грустно сказал он, — на свою пенсию могу купить три бутылки водки. Вот ремонтирую ботинки, чтобы немного подзаработать».
Достал он из холодильника картошку и капусту, выращенные тётей Светой на даче, чтобы меня угощать.
Ну, мы пошли на базар рядом с Крещатиком, я накупил мяса, сметаны, огурцов, лука… Когда вернулись, тётя Света сделала пельмени. Сели мы за стол, налили по рюмке, и тут дядя Игорь заплакал…
Никогда он не ожидал, что придётся жить в таком унижении.

Из книги Бориса Александрова, основателя компании «Ростагроэкспорт» (марки «Б.Ю. Александров», «Ростагроэкспорт», «Ностальгия», «Крепыш», «Вкусный день» и др.). http://kniga2016.ru/.