Олег Анисимов (oleganisimov) wrote,
Олег Анисимов
oleganisimov

Categories:

Проект по разведению овец в Ленинградской области

Игорь Спиридонов создавал пельмени "Дарья", снеки "Салямки". По сути, он первый бизнес-партнер Олега Тинькова. Сейчас бизнесмен разводит овец в Ленобласти, разъезжая по угодьям на Porsche Cayenne, и обещает накормить Петербург за три года. 

Игорь Спиридонов не похож на фермера в привычном смысле слова. К своим бескрайним земельным угодьям в Лужском районе он подъезжает на Porsche Cayenne. В истории Игоря - сотрудничество с Олегом Тиньковым. По сути, они были первыми бизнес-партнерами. В своей книге "Я такой, как все" Тиньков описывает боевую молодость, когда он "брал товар у студента Горного института… Гоша торговал мелким оптом: если косметические наборы, то целая коробка; если помада, то блоки по 100 штук…" Потом они совместно занимались импортом ликеров и делали "Дарью".

Пока в новом хозяйстве Спиридонова живут всего 200 овец. Но он уверен в большом будущем мясного проекта. Игорь знает, чем он будет убивать конкурентов. Главное его оружие - цена. Себестоимость содержания овец на его ферме в 3 раза ниже, чем в других хозяйствах. Сооружение, стоящее среди полей, напоминает симбиоз сарая и шатра. Особенно хорошо просматривается импровизированная крыша, при ближайшем рассмотрении оказавшаяся тентом. Под одной крышей находятся и животные, и корм для них, и овечий "надзиратель", для которого рабочее место служит и домом. А вокруг равнина, покрытая травой, - рай для овец, которых выгуливают на пленэре каждый день.

Овцы отнеслись к посетителям с подозрением. Заслужить доверие животных Игорь смог, принеся несколько веточек со свежими листьями, не прерывая экспрессивного монолога: "Не представляете, сколько всего пришлось сделать, чтобы найти, купить и привезти сюда этих красавиц".

Игорь с удовольствием рассказывает про свои прошлые бизнес-проекты. Вспоминая "Дарью", он восклицает: "Проблем хватало. Несмотря на то что делали пельмени по итальянской технологии, они у нас никак не лепились, разъезжаются - и все! Тогда пришлось даже вызвать итальянского специалиста в качестве консультанта". После "Дарьи" он сделал собственный проект - "Салямки" - сыроколбасные снеки. ООО "Фабрика-кухня "Салямки" каждый месяц поставляло на полки сетевых супермаркетов 300-350 тыс. упаковок. Потом Игорь продал Кронштадтскому мясоперерабатывающему заводу и торговую марку, и технологию производства.

Сам же основатель "Фабрики-кухни" решил заняться сельским хозяйством. Доказательство серьезности намерений - не только животноводческое хозяйство, но и 100 просторных теплиц, тянущихся на тысячу метров. "С китайским бизнесменом - на условиях партнерства - выращиваем огурцы и помидоры, нынче был очень хороший урожай, продали несколько десятков миллионов килограммов", - доволен Игорь. Однако большая часть его времени и внимания сейчас отдана овцам, кажется, он знает про них все.

"Когда я только подумывал о возможности развивать бизнес в сфере сельского хозяйства, мы много об этом говорили с Олегом (Тиньковым) и пришли к двум основным выводам. Во-первых, что это очень перспективно и выгодно. Во-вторых, что чем проще все устроено, тем лучше, никому не нужны сложные и запутанные проекты, все должно быть максимально понятно", - делится он. Руководствуясь вторым принципом, Игорь создал простую технологию овцеводства, использовав опыт бразильских и среднеазиатских животноводов.

Бразильцы стали для русского предпринимателя примером для подражания из-за привлекательной экономической модели. "Бразильское мясо - одно из самых дешевых, а все потому, что они снижают себестоимость продукта, используя собственные технологии производства", - констатирует он, добавляя, что вопрос снижения себестоимости в его проекте был и остается основным.

У специалистов Средней Азии была позаимствована методика содержания овец на земле. "Землю в загонах мы просто покрываем опилками и соломой. Навоз не убираем, овцы сами утаптывают его, смешивая с опилками и соломой. Так формируется довольно плотный естественный слой, который "вырастает" каждый месяц на 1-2см", - рассказывает бизнесмен, добавляя, что в Средней Азии затем этот сформировавшийся слой разрезали и использовали как удобрение, как топливо и даже - после обжига - в качестве стройматериала.

На справедливо возникающие вопросы, не замерзнут ли животные зимой, когда температура в Ленинградской области, вполне возможно, опустится до минус 25°C, Игорь с уверенностью отвечает отрицательно: "К зиме тентом будет обтянута абсолютно вся конструкция, это материал, которому не страшны ни ветра, ни влага, так что животные будут в порядке. Тем более к зиме слой из навоза, соломы и опилок у них под ногами вырастет, а от него идет тепло. Еще один "обогревающий" овец фактор - их собственная шерсть".

Однако Павел Царенко, профессор Аграрного университета, опасается, что содержание овец на земле и в нестационарном помещении может привести к заболеваниям: "Традиционно овцы содержались в помещениях с глинобитным или иным полом, который располагался на высоте 20 см над поверхностью земли и покрывался толстым слоем соломы или опилок", - поясняет он. Еще один возможный минус разведения овец в нестационарной конструкции, по мнению Павла Царенко, - климат.

"Для ягнения овец

обычно содержали в отдельном довольно теплом помещении - с температурой +15°…+18°C, новорожденных ягнят оставляли там же". В овечьем хозяйстве же Спиридонова "Купол" дополнительный обогрев животных не предусмотрен, хотя электричество есть. В этом помещении экономкласса (стоимость конструкции - всего лишь 300 тыс. рублей) состоится и ключевая часть бизнес-процесса - скоро овец ожидает случка, благо подходящие кандидаты, здоровые и сильные бараны, уже куплены. В середине марта под "куполом" появится потомство - в итоге поголовье увеличится как минимум в 2 раза. А дальше овечек оставят для последующего размножения, барашков - сначала на откорм, потом на мясо.

Мобильность овчарни - один из главных плюсов проекта Спиридонова. Если конкурентам требуется регулярно заниматься дорогостоящей очисткой (иначе у животных начинают развиваться болезни, в частности копытная гниль), Игорь же просто перенесет овечьи "апартаменты" на новое место, а накопившуюся за год смесь навоза и соломы будет продавать как удобрение. "Разборка и сборка занимает всего 7-8 часов, так что за рабочий день справиться с переносом вполне реально". К 2012 году Игорь хочет увеличить поголовье до 2300 животных.

Конечно, с таким количеством овец Петербург не накормишь. По словам экспертов, для обеспечения петербуржцев бараниной необходимо производить 100 тыс. животных в год. Но Игорь рассчитывает не только нарастить собственные мощности, в его планах - создать в Ленобласти сеть фермерских овцеводческих хозяйств.

"Я уже беседовал с предпринимателями Лужского района, они действительно заинтересовались моим проектом и не против запустить собственный - аналогичный, основанный на технологии, которую использую я, особенно при условии субсидирования со стороны госорганизаций", - говорит предприниматель.

На сегодняшний день Игорь вложил в проект около 1,5 млн рублей. По подсчетам предпринимателя, в среднем одно животное будет стоить компании 800-900 рублей в год. Учитывая же то, что на забой продают барашков в возрасте до 10 месяцев, - и того меньше. Рыночная цена барана в Петербурге - 5 тыс. рублей. "Думаю, многие сельские жители, увидев потенциал, смогут развивать свое овцеводческое хозяйство, а с нас - технология и бесплатное обучение", - резюмирует Игорь Спиридонов.

По словам Павла Царенко, в старые добрые времена в России число животных в некоторых хозяйствах доходило до 50 тыс. голов. Но в послеперестроечную эпоху эти хозяйства разорились. Сейчас, по оценкам экспертов, в среднем по России на человека приходится всего 0,5 кг бараньего мяса в год, в Петербурге - и того меньше. Игорь Спиридонов уверяет, что 80-90% рынка баранины в Петербурге - это серый рынок: животных в возрасте 3-4 месяцев привозят сюда в основном из Дагестана, передерживают, кормят и реализовывают сразу же, как только появляются заказчики: "В Ленобласти есть несколько мелких овцеводческих хозяйств, но поголовье очень невелико. Я объехал их все, когда искал для покупки 200 первых животных, но в итоге пришлось заказать овец в Нижнем Новгороде - здесь не оказалось хозяйства, где я мог купить необходимое мне количество здоровых животных нужной мне романовской породы".

Одним из крупных считается овцеводческое хозяйство при реабилитационном центре АНО "Новая жизнь" в Кингисеппе. По сути, это племенное хозяйство, хотя овец здесь используют, что называется, "в полном смысле" - продают и мясо, и шерсть, и шкуры. Но вклад Ленобласти в обеспечение бараниной Петербурга вряд ли превышает вклад далекой Австралии - доля импортной заморской баранины достигает 7%. "Несмотря на то что в проекте Игоря есть недостатки, важнее, что он упорно реализовывает задуманное. Если что-то не так рассчитано, это можно исправить, но, возможно, и корректировки не понадобятся. Просто используемая им технология настолько нова и необычна, что пока рано делать выводы", - говорит Ольга Максимова, завкафедрой птицеводства и мелкого животноводства Аграрного университета.

Валерия Кузнецова, "Деловой Петербург"

 


Tags: свое дело
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments